Снова про звезду, которая светит

Шёл я сейчас с работы к метро. Время уже, прямо скажем, не характерное, для возвращения с работы. Да что там кривить душой, честное слово, как «этот» – поздно уже шёл. Вышел только, примерно, без пяти девять. Иду из офиса, думаю всякую думу. А передо мной идёт женщина с маленьким мальчишкой. За руку его ведёт. Ну, то есть, как ведёт — тащит за собой. А он там уже, как умеет — спотыкается. Мальчику на вид лет, наверное, семь-восемь.

Вообще мне сейчас, последние три с небольшим года, стало очень сложно угадывать возраст чужих детей. Раньше, помню, прямо вот сходу он угадывался. Как будто бы на глазах он у меня растёт, ребёнок этот, и всё я про него знаю. Вот так было. А теперь на глазах у меня растёт мой Сын. И всё моё внимание — ему. И все мои наблюдения, про то какой он умненький, смышлёненький, и про то, какой он у меня самый-самый, замечательный какой, любимый, и прочее – ему, о нём и про него. А про чужих сложно. Стало. И вообще, я свой-то возраст теперь с трудом стал осознавать. Не то, что чей-то там. А уж тем более – детский. И уж, тем более — чужих детей. А тут вот мальчик этот. Ну, пусть будет семи лет. Условимся? Семи лет, примерно. Плюс-минус. Да и вообще, это не столь важно, чтобы столько об этом говорить.

Идём, в общем. Я иду, передо мною они идут. Они идут существенно быстрее — торопятся. По себе скажу, в это время суток, с такой скоростью обычно перемещаются родители с детьми, идущие, например, с занятий музыкой. Ну, или с какого-нибудь кружка там, с ритмики, с карате. Что тут может, на Кожуховской, быть такого. Потому, что ещё уроки не сделаны, а маме ещё суп варить на завтра. А если она учительница, не дай Бог, то там еще и тетрадей три стопки проверять за полночь. Короче говоря, есть им куда спешить, поверьте. Плавали – знаем.

А ещё перед нами всеми идет мужчина. Да. Обычный такой мужчина, ничего особенно примечательного в нём и нет. Идет не быстро. Видимо и у него на то есть вполне веские основания. И так получается, что он резко вдруг останавливается и вскидывает голову наверх. А мама с мальчиком в это время, на всех правах справедливо торопящихся людей, едва ли только не врезаются в него. И он, мужчина этот, в этот самый момент, останавливается резко и вскрикивает так: «Ха!», — и наверх показывает.

Женщина (очень громко и раздражённо):
— Да что там ещё?!
— Звезда!!!
— Дурак совсем, да?! Вот дурак!
И она ловит так за руку мальчика своего, как-то нескладно только это всё у них происходит, и они проходят дальше. И, кажется, что даже ещё быстрее, чем шли до этого. Ну, наверное, так и есть. А я в этот момент ровняюсь с мужчиной-звездочётом. И, обращаясь к нему:
— Где звезда-то, тучи на небе весь день, – шутливо так. А он в ответ, назидательно очень, и указательный палец аж поднял вверх:
— Воот. А она есть. Просто вы её не видите. И ничего я… Сама дурак! – крикнул вослед им…

Ну и я задерживаться-то с ним не стал. Здоровья пожелал и был таков. Время-то уже. Домой-то хочется. И как-то так я ускорился тоже, что у входа уже в метро (а там не так, чтобы прямо и далеко уже оставалось), догоняю, значит, маму эту с этим, соответственно, мальчиком. А он у неё допытывается, дескать:
— Что дядя увидел там, ну Ма-а-ам!
— Звезду он увидел! И чуть не убились мы об него! Понял? Отстань от меня уже!
— А ты увидела звезду, Мам? А? Увидела?
— Оставь меня в покое, я тебе говорю! Ещё мне звезды только разглядывать не хватало сейчас. Отстань сейчас же!

И мальчик что-то в ответ пробормотал ещё про звёзды, про то, что мол, просто спросил, и что-то ещё такое, в этом духе. По-моему он даже не обиделся на её резкость, а так, скорее, по привычке. Верно, привык уж малец, за семь (условно) лет-то, поди, к маме своей.

Но, тут и я уже сам их на лестнице обогнал, так что уловил лишь суть его «бурчания». Спустился на станцию. Зашел в вагон. Вставил наушники в уши. Включил плеер. А там «Still Got The Blues». И уже нет шума вагона. И уже льется в душу блюз. И я еду домой. И, увы, окончен ещё один день. А там, на небе, светит звезда. И уж я-то даже точно знаю, что это за звезда. А точнее — планета. Я вам про неё уже рассказывал. И она там — всё там же. И всё так же светит. Просто кто-то её пока ещё не видит.

Достал я планшет, и не поленился — написал эту вот записку. Пока свежо в памяти. А сказать ею хотел лишь одно простецкое: давайте будем внимательнее к мелочам, друзья, за ними кроется весь смысл. Я так думаю. Чего и вам, традиционно, желаю.

Спокойной ночи, любимый город. Спокойной ночи, друзья.

Честь имею.

>
Возможно Вас также заинтересует:

Комментировать посредством ВКонтакте: