Шейк. История дружбы.

А знаешь, для меня это были совершенно особенные две недели жизни. Какое-то новое, исключительное состояние. Безотносительно мелких и несущественных бытовых забот. Две недели абсолютного счастья.

Я привык вставать в шесть утра с фонариком, подсвечивая себе дорогу до кухни в целях обнаружения лужиц и кучки (и как же я радовался, что ты её сделал!)) А рядом, путаясь в своих лапах и моих ногах, только лишь твоё сонное: «Цоп, цоп, цоп, цоп», — аккуратно стриженными коготками по полу.

Выйдем на кухню вдвоём. Поставлю чайник, подолью тебе водички в поилку.

Сяду на стул и привычно уже возьму тебя за ушками, смешно нахмурив лобик. Поцелую и осторожно, ласково помотаю так, потреплю: «Доброе утро, Шейк!».

Какой же ты славный, мой дружочек.

Ни бестолкового лая, ни бесконечного тявканья, ничего подобного я от тебя так и не слышал. Зевнёшь спросони, забавно вытянув очень длинный розовый язык. Посмотришь на меня и вдруг — «лизь-лизь-лизь» меня в нос. Так быстро-быстро.

— Ах ты мой хороший, Ше-ейк! Краса-авец мой, пё-ёса! Ну, пойдём готовить?

Ты ложишься на пузо и ждешь, пока я достаю из холодильника кастрюльки.

Терпеливо смотришь на меня, пока я взвешиваю твои порционные сто сорок граммов говядины и семьдесят граммов гречки, перемешиваю их с растительным маслицем, натираю туда свежую морковку.

Под конец приготовлений твои нервы уже, конечно, не выдерживают: «Слишком долго, па-ап!», — как будто говоришь ты)) и, жалобно поскуливая, ставишь мне на ногу свои толстенькие лапы.

— Шейк! Подожди, мой милый, сейчас, подожди. Ну, Шейк!

И вот я кладу еду в мисочку: «Шейк, сидеть!».

Ты почти садишься, на полусогнутых лапах, но суетишься, нужно же скорее к миске, какой там сидеть! Но мы ведь воспитанной собакой будем: «Шейк, сидеть!», — я помогаю тебе, положив руку на круп.

Ты смотришь на меня этими невероятными глазами-бусинками, и в них один вопрос: «Ты обалдел, а? Пап! Там ведь еда!», — но уже сидишь!

— Молодец, Шейк! Возьми!

И заслуженная сочная награда, под аккомпанемент аппетитного чавканья, наполняет твой круглый щенячий животик.

Потом я пью кофе, а ты лежишь на моей ноге.

Сытый и довольный. Мой пёса. Мой Шейк.

Удивительно, как ты изменил мою жизнь! А как мне легко работалось в это время!

Нет, дело конечно не только в тебе, работа сама по себе у меня хорошая и я её уже успел полюбить.

Но ведь в моей семье прибавление — теперь у меня есть ты. И я звоню домой, нашей Маме, узнать как проснулся Костик, как пошёл в садик, а как там Шейк, мой дракон, — покушал ли, сделал ли свои нехитрые делишки…

Так приятно осознавать это. У меня есть собака!

— Собаку завели? А какая порода?, — спрашивают приятели.

Я очень горжусь твоей породой: «Русский Охотничий спаниель!», — отвечаю, а самого аж распирает от этого счастья — быть твоим хозяином!

— Охотничий? Будете на охоту с ним ходить?
— Да, собираемся! Вот-вот начну процедуры по получению билета. Приятные хлопоты)) А вот, смотри, фотка Шейка…

— Ух ты, какой! И лапы такие мощные! А взгляд какой! Слушай, так он вообще на тебя похож)) Ну, ни пуха ни пера вам на охоте!

Охота с Русским спаниелем. Можно ли мечтать о чём-то больше?))

Вот-вот ты повзрослеешь и мы с тобой, Шейк, ох и нагуляемся по средней полосе!

Костя тоже очень ждёт этого. Часто смотрим вместе передачи про охоту, планируем, обсуждаем, как будем гулять по лужкам и полям в поисках птицы, а ты будешь идти впереди, чуткий, сосредоточенный, замирая в траве и выпрыгивая из нее, высматривая добычу.

Скоро, Шейк! Уже совсем скоро!

В метро я теперь читаю только про дрессуру, про натаску. А любимая группа в социальных сетях теперь для меня: Русский спаниель — самый спаниелистый в мире!

Я размещаю там сообщения про тебя, твои фотографии, и много добрых и отзывчивых людей, наших с тобой соратников, пишут в ответ, какой ты замечательный у нас красавчик.

Мой пёса. Мой Шейк. Мраморное пегое невероятное чудо.

* * *

Я сейчас пишу эту заметку про тебя и до сих пор не верю!

Эта проблема, — да откуда она вообще берется?! — стала развиваться стремительно и неумолимо. У нашей Мамы началась аллергия. На тебя, дружище.

Страшная форма. Не просто «нос зачесался», а с астматическими симптомами, с задыханием, с отеками.

Мы купили мойку воздуха с воздухоочистителем. На днях я специально купил дорогущий моющий пылесос. Я взял на себя полностью заботу о твоих лужицах, старался максимально уменьшить ваш контакт.

Мы пытались найти специалиста, который бы встал на нашу сторону в борьбе с этим несправедливым недугом, который сказал бы нам: «Да, будет дорого, сложно, долго, — что угодно! — но мы решим вашу проблему. Собака останется в семье!».

Но все врачи в один голос выносили иной вердикт. Приговор.

Да неужели нет иного выхода?! Ну неужто в наше время ещё не придумано ничего?!

От собаки — нет.

Ну как же так? Почему? А вот, друзья из группы пишут, дескать в Израиле…

Мы обратились к гомеопату и он выписал какие-то средства. Мы очень надеялись, что наступит привыкание. Немыслимо решать вопрос иначе! Но если утром и днём симптомы были слабее и не так её душили, то вечером с каждым днём всё становилось сложнее и хуже.

А вчера я пришел домой и… у нашей Мамы случился отёк Квинке. Страшно опухло лицо, веки стали размером с теннисный мячик от твоей любимой игрушки, потом стало закладывать уши, перестал поступать воздух…

Я временно закрыл тебя на кухне, пока вызывал скорую помощь и что-то там оперативно предпринимал. Врачи, слава Богу, приехали довольно быстро.

Вернулся к тебе, а ты, испуганный, написал на пол и весь измазюкался в своей лужице. Ах ты мой миленький, дружище, ну чего ты, разве я тебя брошу!

Влажной тряпочкой я начисто оттер твоё пузико. Ты сопротивлялся и недовольно ворчал, стараясь изловчиться и тяпнуть меня за руку.

А потом я завернул тебя в полотенце и ты уснул. Сладко посапывая, ты почти час проспал на моих руках.

Я смотрел на тебя, а сердце разрывалось в клочья. Всё стало очевидно. Больше нельзя. Слишком опасно. Я должен…

Я позвонил Дмитрию — хозяину твоей мамы, и мы обо всём договорились.

Всю ночь я провёл с тобой на кухне. Ты, ничего не подозревающий, спокойно спал. Я же так и не сумел сомкнуть глаз до самого утра.

У меня в голове не укладывалось всё происходящее, хотелось стряхнуть всё с себя, проснуться и забыть эту чудовищную ошибку! Это несправедливо!

Несправедливо…

Ночью к нашей Маме приезжала ещё «неотложка». Поставили дополнительную пару гормональных уколов.

К утру ей стало лучше, основная угроза отступила, отек на лице стал существенно меньше, почти прошел. Мама с Костиком проснулись, собрались и пошли в садик.

А я отпросился на работе и мы с тобой остались дома.

И вот мы сидим с тобой в комнате на полу. Ты играешь, кусаешь мою руку, и я уже не запрещаю — сегодня тебе можно. Мы ждём.

Скоро приедет мой друг и мы поедем с тобой обратно. К твоей маме.

А пока мы здесь, мой дружище и я.

Собрали твой нехитрый скарбик, — попрошу Дмитрия передать это твоему… новому… Нет, даже думать не могу об этом!

Да как же немыслимо представить всё это себе!

Ладно. Спокойно. Возьми себя в руки.

Смотри, Шейк, а получилось-то у нас не так уж много. Все твои пожитки всего-то: документы, четыре твои игрушечки, когтерезка (знаю, ты не очень-то любишь эту процедуру, дружище)), расческа фурминатор, коростелиные крылышки, из которых мы так и не успели сделать с тобой поноску, витаминки и поощрительные подушечки для разучивания команд, да нарядный поводок в цвет к твоему новому ошейнику.

Адресник с гравировкой твоего имени и моим номером телефона я оставлю себе.

На память.

Слёзы душат… Как же так!..

Соберись. Возьми себя в руки.

Перед дорогой ты ещё раз покушал. Удивительно, но несмотря на то, что я не давал тебе привычную команду: «Сидеть!», — ты сделал это сам. А по команде «Возьми», — спокойно подошёл к миске и начал кушать.

Умница, Шейк, какой же ты умница!

Потом мы собрали кронштейн с твоими мисками — добротная вещь, тоже возьмёшь с собой, я покупал его тебе на вырост. Всю жизнь прослужит…

Смотрю на тебя и не верю.

Шейк, дорогой мой любимый пёса! Прости меня за этот поступок. Прости меня, милый мой, но я не справился с поставленной задачей, я не смог решить иначе. Я не уверен, что мы сделали всё, что было в наших силах. Наверное не всё, раз так…

Я больше всего хочу сегодня, чтобы тебе повезло с новым домом. Наверняка так и будет, Дмитрий не отдаст тебя абы кому. И ты будешь счастлив всю свою собачью жизнь, насыщенную охотами и приключениями.

Только бы он не ошибся. Только бы тебе повезло.

На телефон пришло сообщение: «Выходи».

* * *

До Сергиева-Посада рукой подать и добрались мы не утомительно.

Всю дорогу ты спал у меня на руках. Такой милый. Ещё совсем кроха с невероятно умными глазами.

Мой друг навсегда. Пока ещё мой Шейк.

Ну вот и нужный нам дом. Знакомые ворота.

По-моему я сейчас просто умру. Страшно болит голова, в горле комок и тошнит одновременно…

Нас встречают Дмитрий и твоя мама. Смотри-ка, Шейк, она признала тебя!

У меня сейчас взорвется сердце. Ужасно шумит в ушах… Опа, поплыл!

Стой! Нельзя упасть, на руках Шейк. Держись.

Дмитрий открывает калитку. Ноги ватные.

Зашли в дом, выпустил тебя на пол. Ну что, ты как будто даже счастлив, да и твоя мама, кажется, тоже))

Последний раз подаю тебе команду: «Шейк, ко мне!», — ты подбегаешь, задорно виляя своим веселым хвостиком.

Шейк. Спасибо тебе, дружище, за эти потрясающие без малого две недели!

Да, это время я прожил принципиально по-новому а моя жизнь разделилась сегодня на «до» и «после».

Я не забуду эти наши с тобой дни, спасибо тебе. Только бы тебе повезло.

Целую твою мордашку. «Лизь-лизь-лизь», — получаю в ответ свою порцию твоих эмоций.

Ну всё, беги, милый…

* * *

Долгая дорога домой. Душа в клочья. Только бы тебе повезло.

Прощай, Шейк. Прощай, мой милый пёса.

P.S. Следующим утром, проснувшись, я инстинктивно включил фонарик. Новых лужиц в комнате уже не было…

>
Возможно Вас также заинтересует:

Комментировать посредством ВКонтакте: