Про крещенские морозы и пирожки.

Крещенские морозы в этом году сполна оправдали своё название. Не то, что не писалось — думалось даже в это время с трудом. И переживали их каждый по-своему. Кто-то верно и не пережил вовсе, вопреки построенным благотворительным шатрам-убежищам. Кто-то с матерком, да с недовольством, а всё — перенёс непогоду. А кем-то такая погода и непогодою не считается, а вовсе даже приходится впору и по душе.

А чего, купи вон штаны тёплые, да и ходи себе, как кум королю, а «кощеевы смерти» не студи почём зря.

Я вот из последних. Купил. Давным-давно собирался, планировал всё, мол, надо бы. А тут уж припёрло, как говорится. Да отыскал ещё ладные такие, пришлись и по росту, и в размер. В сапоги подкладка заправляется, а на плечах подтяжки. И спина закрыта до самых до лопаток. Не штаны, словом, а мечта.

И не любил же я одно лишь время года в нашей средней-то полосе. За стужу и морозы прямо скрепя сердце еле терпел. А теперь, сам себе не верю — получаю от всякой зимы удовольствие. Иду себе не спеша по побелевшему от холода асфальту, и вроде бы уже этаким победителем даже себя чувствую. От того, что вовсе они мне отныне не страшны, а даже чем-то приятны стали, морозы эти самые.

На морозе, разве что, не попьёшь чего холодного (так и нечего ерундой заниматься), да не перекусишь толком. Делов-то.

А тут вот как раз история с оказией.

Появилась у нашего Константина Ивановича привычка. Возьмёт он за обедом в детском садике пирожок ему полагающийся, завернёт в носовой платочек, да сбережёт до дому. А дома уже из рюкзачка своего достанет, разложит на столе и вприкуску с домашним чаем этот самый свой припас с аппетитом-то и употребит. И до того привычкой это стало, что терпеть будет, а до дома так к пирожку и не притронется. Вот такой характер. Гордость отцова.

Рассказали они с мамой мне об этом намедни за ужином.

Вспомнил я себя в столь же юном возрасте. И говорю Косте: «Знаешь, Сын, а ведь я тоже так в начальной школе (в сад-то ведь я не ходил ни денёчка) поступал, представляешь! Возьму, помню, в столовой пирожок, или там сосиску какую в тесте, заверну в носовой платочек и припасу до после занятий. А дорогой домой достану и съем. И до того вкусными те пирожки мне казались, почти как у Бабушки Зои! А теперь и ты точно так делаешь. Надо ведь!».

Тут мне Сынок отвечает: «Нет, Папка, я точно так не делаю!». «То есть как это?»,- удивляюсь: «Вы же с Мамой вот только что мне рассказали!». На что получаю в ответ, буквально слово в слово: «Я, Папочка, на улице пирожки не ем. Я их ем дома.».

Вот так, друзья. Уличил сын отца. Но поделом ведь, по существу, как и учили.

Обнял я Сыночка нашего, поцеловал в макушку и пуще прежнего горд за него стал.

А на улице есть и правда не годится, Сын. Всё ты верно подметил. Это Папка твой что-то сморозил с морозу.

Записка-то про морозы.

>
Возможно Вас также заинтересует:

Комментировать посредством ВКонтакте: