Куда Макар телят не гонял?

Куда Макар телят не гонял?

Задали мне на днях один прелюбопытнейший вопрос: где, дескать, ты хотел бы жить, если бы не в Москве?

Вот ведь спросили! Задумался…

Москву-то я люблю. Это мой город. Место, где я родился, учился, где живут мои друзья. Здесь моя небольшая, но уютная квартирка — здесь мой дом родной. А всё-таки, вот если бы не в Москве? Отчего бы не порассуждать?

Ну, хорошо, предположим.

Пойдём, раз так, в некотором смысле от противного. Что я здесь не люблю? Водостоки, организованные трубами с крыш прямо на асфальт – под ноги пешеходам? Фасады домов, закрытые пошлыми рекламными баннерами? Этих самых пешеходов, плюющих себе под ноги и бросающих туда же окурки? Зимние дороги, обильно залитые зловонным липким реагентом? Бесконечные хамские автомобильные пробки? МКАД? Да. Этого я не люблю.

А еще я не очень люблю Московскую зиму. Ну, то есть, как не люблю. Мне нравится, когда снежок пушистый идёт. Или вот ещё, люблю, когда мороз такой, что нос не охота из дома высовывать. Но идти-то нужно. И ты выходишь ранним утром на улицу, укутаешься в ворот куртки, и снег под ногами хрустит, что аж эхом твои шаги возвращаются от сонных ещё домов. Такую вот зиму люблю. Кто же такую не любит. А вот когда идешь, а под подошвами: шмяк-шмяк, чвяк-чвяк – не люблю. Ерунда это какая-то получается, право слово, а не зима.

Но если без зимы, то это как-то слишком уж радикально. С географической хотя бы точки зрения. Поэтому, допустим, будто не в Москве, а всё ж таки с зимой. Куда тогда?

Тогда, конечно же, Санкт-Петербург. Питер. Там архитектура, там фасады, там музеи, там ух, всё такое у них… Не знаю, как сказать. Такое, какое-то у них там всё…

И чего мне этот Питер? Культурнее в целом город – верно. А в остальном? В Питере кто у меня? Ну, Вовка там, да. Но он и так в последнее время приезжать в гости стал почаще – нет-нет, а увидимся. И я к нему могу, коли чего. А ещё там что? Невский? Мосты? А плюют также, окурки те же, водостоки опять-таки.

Гляди-ка, дачу на юге Московской области купил, а сам на север курс взял.

А коли так, может вообще Карелия? Шапкой оземь! Природа там какая, пейзажи. А зима! Что ещё? Там рыбачить отменно. Отдыхать. А только на постоянное место жительства туда – что-то я не уверен.

Эка занесло меня! А ну-ка тогда в Финляндию! А? Каково! Сам от себя оробел – экий, дескать, дерзкий да решительный. Ну, а что? Языка не знаю? Ничего! Зато чисто. Культурно. Далеко? Ну да, не близко. От родного города, где родился, учился, друзей оставил.

Хорошо, коли туда уж забрался, так почему не Аляска, к примеру? Или вообще – Канада! Да, вот, почему не Канада? Канада – хорошо. По телевизору видел, как там всё у них… не так, как у нас. Человек рыбачит, подплывает к перешейку меж двух озёр, нажимает на пульте кнопочку, а к нему раз – вагонеточка подъезжает. Он лодочку свою фиксирует на ней, снова раз – на кнопочку. Вагонеточка через сушу его перевозит, и вот он уже на соседнем озере. Вам и не снилось, называется.

Да ведь только не вагонеточкой единой…


 «У тебя сегодня слякоть, в лужах солнечные пятна.
Не спеши любовь оплакать, подожди меня обратно.
Над Канадой небо сине, меж берёз дожди косые…
Хоть похоже на Россию, только всё же — не Россия!»

А.М. Городницкий, «Над Канадой»


Подумал, подумал. Выходит нигде я не хотел бы жить, кроме как дома. Разве что здесь хотелось бы жить немного иначе, ну так я над этим работаю. По мере сил. А уезжать – нет уж, извольте.

Пошел, валерьяночки выпил. Подошёл к окну. Задумался. Вспомнил свой не такой уж давнишний стишок. Называется «Родина»:

Эх, уехать бы —
Путы разрубить!
Там, где поле с небом
горизонт разделят,
Поселиться жить.
Жить — на самом деле!
Но едва ль
сумел бы
я Москву
забыть…

И печаль-тоска
развернёт назад —
Вновь вернусь туда,
где не пригодился.
Обвинив себя в том,
что возвратился,
Снова
стану жить,
как-то,
чем богат…

Что же, Ванька, выходит, остаёмся? Ну, конечно! Будем жить — поживать.

А там уже, как Бог даст.

Честь имею.

>
Возможно Вас также заинтересует:

Комментировать посредством ВКонтакте: